logo309
Новости сайта О Франции Советы туристам Ваш Париж Регионы Франции Жизнь во Франции Русский взгляд
Учеба во Франции Работа во Франции Французский язык Бизнес во Франции Французская кухня Форум ИнФранс

bokovushki_oben_rot09 

Вступление

Au-pair

Стажировки

Иностранный легион

Сезонная работа

Программистам

Рабочая виза

Статьи на тему

Полезные ссылки

Форум сайта

О проекте

Реклама

bokovushki_unten_blau09 

 

Подписка на новости


 

 

 

Статьи о работе во Франции

За 80 у.е. вокруг света
Здесь стреляют только холостые
Женатых в Иностранный легион не берут

17.07.2000, Новая газета
Игорь МАСЛОВ

Этот текст наш спецкор отправил в четверг из Валенсии. Предполагаем, что до того, как выйдет этот номер, Игорь Маслов уже покинет наш континент и отправится на борту океанского лайнера в Бразилию. А пока читайте, как он заработал на билет через Атлантику

Во французский Иностранный легион можно прийти с улицы, и вас запишут. В легионе служат представители восьмидесяти одной национальности, здесь этим очень гордятся. Если у вас редкая национальность, вас, скорее всего, возьмут — для коллекции. Чего-чего, а русских в легионе уже хватает. А они всё лезут и лезут. Вот и я пришел с улицы и записался в их проклятое буржуинство...

Первым делом в легионе смотрят в зубы. Если без дырок, то дают новое имя. Меня поляк принимал, поэтому я теперь Игнасий Мазовецкий.

Рюкзак перерыли, из вещей оставили зубную щетку. Все, что есть спиртного, выливают в раковину. Допивайте, мужики. Со мной сдавался какой-то дохляк-голландец, так у него обнаружили четыре пиджака и электрический утюг.

Взамен выдают майку черную с флагом Франции, шорты белые, носки с флагом, тапочки спортивные белые. Никакие мы еще не легионеры. Каждое утро капрал спрашивает: «Кто хочет папа-мама?». Каждое утро можно попроситься домой. А если прослужишь в легионе пять лет, обещают много денег и французское гражданство.

Нас человек девяносто, мы сидим на заднем дворе. Помните в Московском зоопарке площадку для молодняка — бревна навалены, коряги, камни, чтобы животное не скучало. Здесь все то же самое, только еще есть турник. У турника толпятся французы, они на нем упражняются. Русские, литовцы, хохлы курят. Место под деревьями в тени так и называется — «русский уголок». Здесь курят одну на двоих, а то и на троих. Еще здесь любят заниматься арифметикой. В день каждому из нас капает сто шестьдесят франков. То есть двадцать два доллара. В выходные — на двадцать франков больше. А сколько это в гривнах, в латах, в литах?

Если надо нас собрать, включают сирену, и все бегут строиться перед казармой в пять рядов.

Командует нами капрал. Паренек щуплый, уши торчат, сам чувствует, что смешной, и от этого орет еще больше. Капрала прозвали Рембо. Он возмущался, почему русские не вызываются волонтерами. Приказал мне: «Объясни своим, что такое волонтер». А то наши не знают.

У капрала на одежде две полоски, а у капрал-шефа — три, поэтому он главнее. Капрал-шефу у нас скоро на пенсию, а там пансионаты, прогулки, грелки, сиделки. Бывало, выйдет он перед отбоем на крыльцо и татуировки свои показывает. Вот эту, на плече, сделали в Камеруне, а вот эта, на ноге — Таиланд. А то ходит по рядам и бьет нас в живот, но не больно. Если согнулся, то ложись на спину, качай свой хилый пресс. Вот китаец лежит, ногами дрыгает, улыбается.

А китаец — он ничего не понимал, только ходил, улыбался. Через день выучил по-французски: «не спать», «не устал», «буду работать». Когда тебя из строя вызывают, надо орать: «Презон, капрал-шеф!». А этих слов китаец не выучил. Вызывают китайца, а он просто орет: «А-а-а!» — и куда-то бежит, и все видят, что парень старается.

На работу и в столовую мы всегда ходим строем. За нами бежит собака. Собаку зовут Кошон, по-французски это значит «свинья». Она старая, ей даже построили будку. В четыре утра, когда включают свет, собака во дворе начинает лаять. Когда дают сирену, собака бежит на построение вместе со всеми. Если капрал в духе, он начинает собакой командовать, если собака в духе, она его слушается. В первый день новички возмущаются: мол, что за идиотизм — какая-то сирена. Потом привыкают. Кто-то пошутил: «На гражданку выйдем — поезд загудит, а мы побежим».

Рядом с нами ходят бритые парни в камуфляжной форме, совсем как у взрослых. В прошлую пятницу их выбрали в «руж». Им платят уже тридцать долларов в день. Когда побрили под ноль, выдали еще тридцать долларов моральной компенсации. Теперь их на четыре месяца — в Кастель, лагерь в горах Франции. Про Кастель рассказывают страшные истории. На душ там дают десять секунд, на сон — четыре часа. Дедовщины нет, но за любую ерунду капрал, по уставу, может дать в морду. В четверг перед отъездом «руж» приходит прощаться и приносит нам шоколадок и газировки. Сообщают новость: «14 июля, в День взятия Бастилии, все проститутки для нас бесплатные». И дают нам последний, передаваемый из раза в раз стариковский совет: «Дерево должно быть без корней». Утром и в обед нас строят и вызывают по списку: кому бегать, кому тесты писать, кому работать. Хорошо работать в типографии. Там кондиционер и легионеры не злые. Один служил в Гвиане. В Гвиане тоже хорошо, там платят в два раза больше. На дискотеку вечером пошел, какая-то сволочь из ружья в ногу засадила. Три перелома. Дослужит срок в типографии.

Плохо работать в офицерской столовой. Там и подмети, и посуду мой, и официанты орут. В «ординарной» столовой, для нас и для капралов, командует сука-немец. Он орет по-немецки: «шайзе-швайзе». Одного облил из шланга водой, в другого запустил подносом. Нет, друзья, плохо работать.

Некоторых возили работать в дом инвалидов. Живут ветераны хорошо. В столовой на каждом столе по графину вина. И все круглый год ходят веселые и жизнью довольные.

Вообще легион своих не бросает. Один литовец служил в Джибути, поехал в отпуск. Перед отъездом его укусила какая-то тварь. Дома нога распухла, местные врачи только диагноз поставили. Французы прислали в Литву целый ящик лекарств. Но на день опоздали.

Пробежать надо за двенадцать минут три километра. Психологические тесты пишут три часа. Как правильно забить молотком гвоздь? Куда плывет лодка, куда крутится шестеренка? И, наконец, надо нарисовать дерево. Это ваш психологический портрет. Если нарисовал с длинными корнями, значит, хочешь домой — таких не берут. Если дерево с дуплом, то это (кроме шуток!) — склонность к гомосексуализму. Списывать на тестах нельзя. Один повернулся, так наш психолог ему ногой врезал. Не потому что садист. Среди нас один латыш, другой негр, третий китаец — на пальцах всем не объяснишь. А ногой врезал — и вопросов нет.

В выходные подъем не в четыре, а в шесть утра. Зато столовая, бывает, не работает. Значит, сухой паек. В него входят консервы, хлеб и сухой спирт. Капрал объясняет, что кушать его нельзя. (Русские в строю шутят: «А разводить?») Вроде все поняли, ан нет, вон еще стоит кореец. «Эй, кореец, ты будешь это мням-мням?» — «Так точно, капрал!». Кореец, он странный. Однажды стоял на «гарде», на посту у ворот, а мимо бежали две легионерские собаки. Кореец испугался, закрыл ворота и спрятался. А то подходит к финну Викингу и по бритой голове гладит и приговаривает: «Сильный парень, сильный». Но чаще всего молчит. Говорят, он служил в корейском спецназе.

Почти каждый день из сборных пунктов, которых много во Франции, в Абань привозят новеньких. Мы шутим, что приехали «новые русские». Новички привозят сигареты и новости. Во вторник появился славный парень — дзюдоист: «Был сейчас в Париже на фестивале пидорасов. Вот представьте: на площади Бастилии, где их национальные герои лежат, прямо на могилах эти педики прыгают и целуются. А еще пол-Парижа народу вышли на улицу и кричат: «Зеленый свет пидорасам!»

Вечером открывается бар, там можно купить сигареты и газировку. Но это удовольствие для французов, а русские — не дураки. Газировка в столовой бесплатная, сигарету можно у новеньких стрельнуть.

В воскресенье вызвали французов на спор, кто больше подтянется. Играли на сигареты. Влетели французы на полпачки. Ходили, горем убитые, наконец придумали: армрестлинг. Ну давай-давай, только сигареты покажи. Привели они араба. Здоровый, черт, и злой, как конь арабский. От «русского уголка» выступал тихий парень-литовец. Он и до этого выступал на каких-то соревнованиях, поэтому араб даже разозлиться не успел. Раз, два, три — уложили. Еще пять сигарет. Французы побежали, привели финна. Наши его звали Викинг. Рост — два метра, вес — за центнер, череп бритый, татуировки. Но добряк. Финн пять сигарет французам отыграл.

Привезли вчера француза, Бог ты мой... На вид лет тринадцать, но сам говорит, что уже семнадцать. Поляки его сразу назвали Жаба. Он на верхней полке спал. С вечера два одеяла на пол стелил, чтоб утром спрыгивать не страшно. Франков полные карманы. Объяснил всем нам, что отслужит в легионе, а потом пойдет вне конкурса в полицию и там заработает много франков.

Всех новичков наколол негр из Камеруна, веселый парень. Я только знал о нем, что на таможне у него изъяли панцирь от большой черепахи. Так вот, камерунец щеки надул и завыл, как сирена. Новички «повелись», побежали строиться.

Каждое утро кого-то из нас водят в «гестапо». Вообще-то это называется «служба статистики и защиты». Но даже наш капрал-шеф, когда вызывает по списку и дает одному розовый конвертик, в котором непонятно что лежит, даже он тихим голосом командует: «Гестапо». А вход в «гестапо» запрещен самому капрал-шефу. Вот и меня вызвали, а в голове только строчка из советской поэмы: «Под вечер в гестапо ее привели, прикладами били сначала...» У каждого свои секреты. Кто-то в тюрьме сидел, кого-то еще ищут, а кто-то вообще женат. Для легиона лучше, если ты вор-рецидивист, чем если у тебя жена и двое детей. Допрашивали меня два часа — все чисто. Русский студент-филолог, не хочет воевать в Чечне, а хочет служить в легионе. Напоследок спросили, не хочу ли я быть десантником. Почему бы и нет, десантник получает с надбавками.

Камерунец тоже со мной в «гестапо» ходил. Сидим на «площадке», отходим. Негр достает кусочек сыра в упаковке, ломает. В легионе вообще-то еды навалом. Если целое что-то дают, это ничего не значит. Целое тут можно и выбросить. А если пополам делят — это значит, мы друзья. Но мне уже пора было сваливать.

В среду я сказал капралу, что хочу домой. В пятницу меня «цивильнули». В легионеры взяли мощного финна, камерунца, который выл сиреной, Жабу и двоих наших.

Не взяли чемпиона по армрестлингу, украинца-десантника, украинца-сапера, латыша, который раскололся в «гестапо», что женат, ну и меня, который сам попросился. Тут же выдали деньги. За две недели набежало триста пятьдесят долларов. Посадили в автобус, привезли в Марсель. Мы еще пошатались по городу и разбрелись — кто на вокзал, кто куда.

P.S.

Перед самым выходом номера Маслов сообщил новость — билет на теплоход до Рио подорожал на 30 долларов. Игорь задержится в Испании на несколько дней и заработает еще денег на плантациях. Ждите сообщений.

Игорь МАСЛОВ, Абань
17.07.2000

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100
 

© Нелла Цветова 1999-2005 Все права защищены
©2005 Борис Карпов